Компании-члены ГРМО
Список по городам
Награды ГРМО

Зал славы ГРМО
Лауреаты конкурса/Спонсоры
Гильдия риэлторов Московской области РГР 2018 РГР 2018 РГР 2018 РГР 2018 Лидер отрасли
Российская Гильдия Риэторов
Объединяя профессионалов
Основана в 1997 году

ГИЛЬДИЯ РИЭЛТОРОВ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ЛУЧШЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ РГР 2013, 2018 ЛИДЕР ОТРАСЛИ 2018


8 (925) 039-88-00, 8 (985) 604-97-92
 

Сервисы
ГРМО
Сертифицированные
риэлторы (реестр)
База объектов
"ДОМБОНУС"
Статьи, оценка, мнения
16.10.2020

Нехорошая квартира: как продается жилье со странной репутацией?

 
Скелеты в шкафу есть не только у людей — история некоторых квартир на вторичном рынке тоже бывает с темными пятнами. Как продавать такие квартиры, если их прошлое бежит впереди паровоза?

Рано или поздно в квартире что-то может пойти не по фэншуй. Громкий развод, смерть кого-то из хозяев (пусть даже во сне и в 97 лет), позорное изгнание отрока из университета — да с таким скандалом, что все соседи знают и о причинах, и о деталях. Мы расспросили участников рынка о том, как покупатели реагируют на страшные истории, которые происходили в присмотренном ими объекте.

Чаще продавцы о темном прошлом все же умалчивают, отмечают риэлторы. Оно и понятно: обычно продают достоинства, а не недостатки — зачем же отпугивать потенциальных клиентов.

Сочувствие к продавцу

Но все-таки есть и такие, кто честно выкладывает все карты на стол. Так, по словам основательницы группы «Найди своего риэлтора. Спроси риэлтора» Ольги Цановой, обычно квартиры, где кто-то умер (а то и был убит) продают не на следующий день, а по истечении какого-то срока — к этому моменту история успевает покрыться паутиной времени. В квартире делается ремонт, да и сам факт оказывается не настолько важным, чтобы о нем с порога всем рассказывать. «Бабушкина квартира, мы наследники», — вот и вся недолга.

Занятно, что даже соседи обычно молчат, хотя им предоставляется отличный шанс не только посплетничать, но и даже помешать продаже квартиры (а соседи обычно настороженно относятся к новоселам и предпочитают, чтобы квартира подольше пустовала — так надежнее и спокойнее).

Ольга Цанова объясняет этот парадокс сочувствием к продавцу, которому, ясное дело, хочется поскорее избавиться от своей ноши. «В одной из историй, которые мне попадались, черные риэлторы споили хозяина и завладели его квартирой. Наследницей должна была стала дочь, которая после смерти отца, разумеется, обратилась в суд и выиграла его. Но при дальнейшей продаже квартиры в документе обоснования перехода прав вся история была описана едва ли не в подробностях, так что утаить происходившее от покупателей не получилось».

Есть у Цановой и другой пример — гораздо более зловещий: в квартире убили и сожгли человека, весь дом слышал, что происходит что-то страшное, но на помощь жертве никто не пришел. Это было много лет назад, но для впечатлительных особ у столь страшных обстоятельств нет срока давности.

«Учитывая, что квартира была не только местом жестокого преступления, но и пепелищем, правоохранительные органы даже не завели уголовного дела. После ремонта там жил сын погибшей женщины. Прошло несколько лет, и он решил продать квартиру — об обстоятельствах, понятное дело, не распространяясь. Соседи тоже промолчали. Квартира ушла быстро».

Элитный закоулок

Есть в подборке собеседницы Циан.Журнала истории и с наркоманами: в нулевых в одном из переулков частного сектора образовался притон. О нем знал весь город, место на всякий случай обходили стороной. Позже частный сектор снесли, вместе с ним канул в Лету и притон — теперь на этом месте построены элитные особняки, в которых селятся состоятельные горожане. И никто, говорит риэлтор, уже и не придает значения, что буквально несколько лет назад сюда было лучше не соваться.

«Даже если потенциальный покупатель верит в ментальные связи и боится покупать квартиру «с репутацией», всегда уместно ему напомнить, что ауру вполне реально почистить — вызвать хоть священника, хоть экстрасенса. Если человек боится привидений и призраков прошлого, логично, что он должен верить и в ритуалы очищения. С любым объектом можно работать, к любому покупателю реально найти свой подход — в этом и заключается работа риэлтора, — убеждена Ольга Цанова. — Квартира — это в первую очередь стены, высота потолков, вид из окон и площадь помещений. Остальное поправимо».

Собеседница Циан.Журнала считает, что в мире происходит огромное количество неприятных вещей, о которых мы можем знать, а можем даже и не догадываться (и совершенно спокойно жить в квартире с непростым прошлым). Эмоции такого рода следует отключать, полагает риэлтор.

Но к пожеланиям заказчика все равно следует прислушиваться: если им важно купить квартиру, в которой жили добропорядочные священники, значит, риэлтор должен искать именно такую.

Клетка — в придачу

Риэлтор Ольга Кудлай рассказывает, что продавать квартиры с историей ей не приходилось, а вот покупать — да. Однажды они с клиенткой приехали на просмотр в «сталинку» и с удивлением обнаружили, что одна из комнат перегорожена тюремной решеткой с засовом, которая к тому же запиралась на замок, — получилась клетка очень большого размера. Решив, что в квартире точно происходило что-то противозаконное, потенциальная покупательница от сделки наотрез отказалась.

«Позже выяснилось: таким хитрым способом разругавшиеся вдрызг собственники решили разделить территорию — они не хотели, чтобы другая сторона посягала на их жилплощадь и решили вопрос так радикально. А квартиру мы в итоге купили, попросив хозяев убрать решетку».

Странные соседи

Анна Жукова, эксперт по недвижимости компании «Этажи» в Санкт-Петербурге, рассказала, что в ее практике был случай, когда клиент нашел подходящую ему квартиру и попросил помочь с ее проверкой. Располагалась квартира в районе станции метро «Девяткино», цена была слишком низкой — это и насторожило. Осмотр квартиры показал, что она подходит по всем параметрам, начиная с цены и ремонта и заканчивая расположением.

«Проверяя по базе, обратили внимание, что именно в этом подъезде почему-то продается очень много лотов. Начали разбираться и с помощью добрых соседей выяснили, что жильцы бегут из этого дома: всему виной была “про?клятая” квартира».

ОКАЗАЛОСЬ, ОДНА ИЗ СОСЕДОК ОРГАНИЗОВАЛА В НЕЙ ПОДОБИЕ СЕКТЫ, УПРАВУ НА НЕЕ НАЙТИ НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ. ПО НОЧАМ ИЗ КВАРТИРЫ ДОНОСЯТСЯ ЗАУНЫВНЫЕ ПЕСНОПЕНИЯ, А СОБСТВЕННИЦА КВАРТИРЫ С ЗАВИДНОЙ РЕГУЛЯРНОСТЬЮ ГРОЗИТСЯ НАСЛАТЬ ПОРЧУ.

Пришлось устраивать очный эксперимент и назначать клиенту встречу поздно вечером, чтобы проверить слова соседей. «Каково же было наше удивление, когда вечером в квартиру действительно начали стекаться странные личности, а из-за дверей — доноситься тоскливые песни. Около получаса мы наблюдали за этим мероприятием, но в конце концов решили отказаться от покупки».

«Противобордельный» эффект

Риэлтор Екатерина Ивнякова вспомнила примечательную историю из своего опыта. «Я однажды помогала продать квартиру, в которой ранее был бордель. Квартира находилась в субаренде, хозяйка жила за границей, потом вернулась на родину, сразу выгнала всех арендаторов и поселилась в ней сама. Абстрагируясь от моральной стороны вопроса, как профессионал вынуждена признать, что квартира была отличная: светлые комнаты, отличное состояние, крайне терпеливые соседи. Единственный недостаток жилья заключался в том, что периодически по старой памяти в дверь звонили разные мужчины: интересовались, свободна ли сегодня Анечка или Любочка».

Хозяйка терпела это надругательство над нравственностью в течение пары месяцев, а потом поняла, что трехкомнатной квартиры ей одной многовато, да и ночные визиты порядком надоели — созрело решение о продаже.

ПРОДАВАЛИ, ГОВОРИТ ИВНЯКОВА, ИНТЕРЕСНО — С ПОДГОТОВКОЙ. ШИЛА В МЕШКЕ УТАИВАТЬ НЕ СТАЛИ, А ПРОСТО ПОВЕСИЛИ НА ДВЕРИ ПОДЪЕЗДА ОБЪЯВЛЕНИЕ: «ДЕВОЧКИ СЪЕХАЛИ. ВЕДЕТСЯ ВИДЕОНАБЛЮДЕНИЕ».

«Эта идея принадлежала моей клиентке. Соседей она не стеснялась, а особо заинтригованным честно призналась о происхождении объявления (впрочем, они и так были в курсе). Недели через сказался и эффект: гостей и звонков в дверь стало совсем мало. Вот тогда-то мы и подали объявление».

По словам Ивняковой, перед просмотрами объявление убирали, а затем вывешивали обратно, чтобы закрепить «противобордельный» эффект. Квартиру продали через полтора месяца. Новые собственники — большая семья с двумя ротвейлерами, которые начинали лаять при любом шорохе в тамбуре. Собеседница Циан.Журнала уверена, что больше никаких нежданных гостей на том объекте не было.

В заключение Екатерина Ивнякова соглашается со своими коллегами: из любой, даже самой убитой — и в моральном, и в физическом смысле — квартиры при желании удастся сделать прекрасный объект. Вопрос в том, как подать его историю (и упоминать ли ее вообще). Немного косметического ремонта, хорошая уборка, задорное настроение и очень убедительное (лучше всего подойдет скептическое) выражение лица при малейших намеках на странную репутацию квартиры помогут продать ее без особых проблем.

Иллюстрации: Анна Чигарова, Дмитрий Максимов

www.cian.ru

Вернуться к списку статей
Задать вопрос
Задайте Ваш вопрос по работе гильдии и мы обязательно свяжемся с Вами
Нажимая кнопку отправить, Вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных
Спасибо!
Задать вопрос