Компании-члены ГРМО
Список по городам
Муниципальные гильдии

Награды ГРМО

Зал славы ГРМО
Лауреаты конкурса/Спонсоры
Гильдия риэлторов Московской области РГР 2018 РГР 2018 РГР 2018 РГР 2018 Лидер отрасли
Российская Гильдия Риэторов
Объединяя профессионалов
Основана в 1997 году

ГИЛЬДИЯ РИЭЛТОРОВ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ЛУЧШЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ РГР 2013, 2018 ЛИДЕР ОТРАСЛИ 2018


8 (925) 039-88-00, 8 (985) 604-97-92
 

Сервисы
ГРМО
Сертифицированные
риэлторы (реестр)
База объектов
"ДОМБОНУС"
Новости рынка
15.07.2009

Рулетка укатилась. Забыть?

Прошло 10 дней с момента фактического запрета игорного бизнеса в России. Мир не перевернулся. На дверях соседнего игорного клуба висит объявление: «Всем проверяющим! [далее список из двух десятков названий контролирующих органов] Мы закрылись 30 июня! Пусто!!!». Чиновники не скрывают удивления законопослушностью «криминала» и... ужесточают риторику. Что мы выиграли от запрета игр (извините за каламбур) непонятно. А что проиграли?

«Это очень большая и сложная тема. Она не может быть разрешена в нашей стране при помощи дурацких запретов. Мы на это уже неоднократно нарывались — все это заканчивалось плачевно и для государства, и для людей», — заявил на днях президент РФ Дмитрий Медведев. И добавил, что проблема может быть решена за счет целого комплекса мер: «это и нормальный человеческий досуг и, наконец, нормальные доходы, которые позволяют людям отдыхать по-человечески».

Правда, эти золотые слова касались увлечения молодежи алкоголем, но не взрослых и вменяемых людей — азартными играми. Именно взрослых и вменяемых. Здесь нет передергивания. Ведь вместе с залами «одноруких бандитов» были закрыты фешенебельные казино, куда не было доступа ни подросткам, ни пенсионерам, вышедшим из дому «за спичками».

Важен принцип? В столице образовалось 400 тыс. кв.м вакантных коммерческих площадей — объем ввода в лучшие годы. Сегодня, в кризис, когда цена аренды упала вдвое и замораживается строительство объектов даже в Москва-Сити. Да, эти 400 тыс. кв.м включают площадь всех игорных заведений, но очевидно, что если бы власти подошли к проблеме дифференцированно, операторы низших сегментов игорного бизнеса постарались бы повысить статус.

Как пояснил президент, игра лежит в человеческой природе: «Но, главное, чтобы такого рода игра осуществлялась по правилам и не была в ущерб здоровью и материальному состоянию семьи». Правила просты: «В тех местах, где это можно сделать, это будет процветающим, развитым, сильным бизнесом, где будет трудиться значительное число людей, и кто хочет, будет приезжать играть. Таких зон у нас четыре, и мы ничего в этом смысле дополнительно делать не будем».

Президент, юрист по образованию, предупредил: «Будут попытки спрятаться за те сферы ведения деятельности, которые не урегулированы законом [читай: не запрещены действующим законодательством]. Я считаю, что если такого рода попытки приобретут массовый характер, мы должны будем на них отреагировать, вплоть до запрета каких-либо других видов деятельности, под которые будет камуфлироваться нынешний игорный бизнес». И резюмировал: «Не надейтесь, ничего другого, кроме установленного законом, не будет».

Будет. Для азартной игры достаточно кубика, или монеты, или пальцев одной руки. Не говоря о таких доступных приспособлениях, как карты или наперсток. Достаточно свободомыслия белорусского президента Александра Лукашенко, который через день после фактического запрета игорного бизнеса в России обнародовал свою задумку: открыть игорный центр рядом с национальным аэропортом «Минск». В полтора раза ближе, чем аэропорт Ростова-на-Дону, плюс 100 км до «Азов-Сити», которого нет, по дороге, которой нет.

Министерство спорта и туризма Белоруссии обещает все возможные льготы инвесторам и комфорт «туристам». Учитывая недавний запрет азартных игр на Украине, шансы «минской игорной зоны» выглядят неплохо. Впрочем, на Украине тоже собираются открыть четыре зоны, и что-то подсказывает, что не в Буджакской степи под Измаилом. Да ладно с ним, с Измаилом. Есть в приличных домах на Рублевке охотничьи, бильярдные и прочие комнаты, где приятно провести время с гостями по интересам. Появится еще одна комната. Всего делов.

А мы проявляем твердость. Мы демонстрируем жесткость. Ростовская область и Краснодарский край, на границе которых создается одна из четырех игорных зон, не намерены предоставлять игорному бизнесу «налоговых каникул», на которых настаивают инвесторы, сообщило РИА «Новости» со ссылкой на региональные власти. Оно и понятно: «Вы нам не верили, тянули до последнего? Получите!». Так они и сейчас тянут. Не верят, наверное.

1 июля в ходе пресс-конференции, организованной порталом Лента.ру, заместитель исполнительного директора Российская Ассоциация Развития Игорного Бизнеса (РАРИБ) Самоил Биндер ответил на несколько наших вопросов.

Рассматривалась ли идея превращения Сочи в «российский Лас-Вегас»? После Олимпиады, разумеется.

С.Биндер: Чтобы понять, что такое Лас-Вегас, надо понимать, что в США 50 штатов, и в 48 штатах есть игорный бизнес. Другой вопрос, что они создали два таких гиганта игорного бизнеса, как Лас-Вегас и Атлантик-Сити. Если человек хочет поиграть в другом месте — пожалуйста. Я всегда говорю одну и ту же фразу: «Ребята, если у нас в Москве есть Большой театр, куда стремятся миллионы россиян и иностранцев, это совершенно не значит, что во всей остальной России нет ни одного театра, просто Большой театр — это Большой театр». Поэтому, когда мы рассматривали саму идею игровых зон, мы предполагали все-таки, что это будет где-то под Москвой, например, в Раменском. Под это мы приглашали очень богатую южно-африканскую фирму Sun International, которая специализируется на постройке таких игорных зон. Они построили в Южной Африке «Сан-Сити» — это целый рекреационный объект, это надо просто видеть, словами не описать. Они готовы были вложить миллиарды долларов в Раменское, но когда им предложили Алтай, они уехали. Поэтому был важен даже не сам факт продления сроков, так как мы не успевали ничего строить, для нас важно, чтобы было переосмысление, чтобы нам дали возможность построить эти игровые объекты под Москвой, под Санкт-Петербургом, под Казанью и так далее. Тогда имеет смысл что-то делать.

Идея превращения Сочи в «российский Лас-Вегас» не рассматривалась. Мы были в Сочи, и выяснилось, что из играющих в игровых заведениях города 92% — те люди, которые живут в Сочи, и только около 8% — приезжие. Российский народ, который едет в Сочи, будем говорить мягко, не шибко богатый и четко для себя определяет, сколько может потратить на отдыхе в Сочи, тем более, сейчас в Сочи уже дороже съездить, чем в Турцию. Поэтому такая анкета показала, что Сочи не может являться нашим Лас-Вегасом.

В бюджеты какого уровня идут налоги с игорного бизнеса?

С.Биндер: Депутаты наши, хотя когда-то и приехали из разных регионов, как-то очень быстро становятся москвичами и идеология у них московская. Яркий пример, когда это очень негативно влияет: когда мы в Москве, то Москва она же город, но она же и регион, поэтому все, кто находятся в Москве, платят налоги в Москву и они, налоги, оседают в Москве, как в отдельном регионе. Но у нас же не везде так. Есть Краснодарский край, а есть город Сочи, он входит в состав Краснодарского края. Получилось, что налоги от игорного бизнеса игровых заведений, находящихся в Сочи, попадают в Краснодар, а в самом Сочи они не остаются. И поэтому мэры города Сочи всегда кричали: «Нам от вас толку нет, поэтому давайте за ваши деньги сделайте мне километр красивой набережной вдоль моря из полудрагоценных камней». Поэтому этот метод исчисления и перечисления бизнеса действительно имел негатив, потому что многие города, как, например, Сочи, не являлись столицами региона и от этого страдали.

Говорят, что чуть ли не каждый второй рубль знаменитых «лужковских» надбавок пенсионерам и бюджетникам дает игорный бизнес.

С.Биндер: Чистый игорный бизнес города Москвы в 2008 году перечислил 11 миллиардов рублей налогов. Если к этому прибавить те предприятия, организации, которые были специально созданы нами, их деятельность заточена на обслуживание игорных заведений: безопасность, инженерия, клиринговый бизнес и так далее, если к этому прибавить еще их налогообложение, то это около 15 миллиардов рублей. Вот сколько городской бюджет сейчас потеряет. Если учесть, что весь бюджет города Москвы около триллиона рублей, то, соответственно, это получается 1,5% бюджета. Это много, столько все банки Москвы не дают в бюджет города.

Я не знаю, куда они шли, в пенсионный фонд или куда-то еще, но я знаю, что мы платили налоги, мы занимались благотворительностью в Москве. Если вы проезжаете мимо Храма Христа Спасителя, то не забывайте, что 35 миллионов долларов, которые были истрачены на Храм Христа Спасителя — это наши деньги, деньги игорного бизнеса.

В этой ситуации, конечно, смешны выступления наших больших чиновников, которые решают судьбу игорного бизнеса, совершенно даже не зная элементарных вещей. Выступает Юрий Михайлович Лужков и говорит, что в Москве в игорном бизнесе работает 43 тысячи человек, хотя мы доказываем, что эта цифра как минимум в 2 раза больше, но запомнили то, что сказал Юрий Михайлович. Через несколько дней нам показывают кабинет президента, там сидит Михаил Мокрецов — главный налоговый инспектор страны, и на вопрос Медведева: «сколько у нас работает в игорном бизнесе?», он, не задумываясь, говорит: «60 тысяч». Позвольте, 60 тысяч минус 43 тысячи от Москвы, остается 17 тысяч, а это вся Россия от Владивостока до Калининграда, включая такие города, как Санкт-Петербург (в котором 109 казино), Краснодар, Сочи, Ростов, все города миллионщики, просто города, где есть игорный бизнес — ну ему самому не смешно от этой цифры? Это же просто говорит о том, что человек совершенно не разбирается в вопросе и откровенно говорит какие-то неправильные цифры — и кому? — президенту страны. Через два дня проходит интервью с заместителем министра финансов Шаталовым, ему задают вопрос: сколько потеряет бюджет России, когда не будет игорного бизнеса. Он говорит: 5 миллиардов рублей. Но есть данные налоговой инспекции: только одна Москва приносит около 15 миллиардов рублей, а вся Россия получает от налогов игорного бизнеса всего 2 миллиарда долларов. Еще страшнее цифра, что около 350 тысяч человек будет уволено с работы. В условиях финансового кризиса потерять 2 миллиарда долларов и выкинуть на улицу 300-350 тысяч человек может только наша Россия, ни одна другая страна этого просто не потянет.

Действительно, куда шли деньги от игорного бизнеса? В пенсионный фонд или куда-то еще? Наверное, если бы существовал ответ на этот вопрос, если бы деньги от казино шли адресно на социальные нужды и программы, запрет игорного бизнеса безусловно был бы оценен обществом, как дурацкий.

Автор: обозреватель КДО daily Альберт Акопян

Эта статья опубликована на сайте: ГРМО

Вернуться к списку новостей