Компании-члены ГРМО
Списки по городам
Муниципальные гильдии
и профессиональные объединения
Награды ГРМО

Зал славы ГРМО
лауреаты конкурса/спонсоры
Гильдия риэлторов Московской области Основана в 1997 году

ГИЛЬДИЯ РИЭЛТОРОВ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Российская Гильдия Риэторов
Объединяя профессионалов
(496) 465-07-29, (985) 604-97-92

Сервисы
ГРМО
Реестр компаний
сертифицированных
Единая база
объектов ГРМО
Юридические новости
04.10.2017

Спорный срок: когда кредитор может требовать деньги с поручителя должника

Фирма не смогла погасить кредит и "упала" в банкротство. Поручителем по этому займу выступала директор компании, к ней-то банк и предъявил свои требования. Однако руководитель предприятия заявила, что кредитная организация сделала это слишком поздно, не уложившись в годичный срок для заявления такого требования. У сторон возник спор, с какой даты надо его отсчитывать. Дело дошло до Верховного суда.

С какого момента надо отсчитывать срок исковой давности, чтобы кредитор мог предъявить требование к поручителю должника при его банкротстве? С момента введения процедуры наблюдения или когда уже наступило конкурсное производство в несостоятельной фирме? Однозначного ответа на этот вопрос в судебной практике нет, говорит юрист АБ "Линия Права" Фаррух Саримсоков. Он приводит в пример акт Арбитражного суда Московского округа от 6 февраля 2014 года по делу № А40-85353/2010 и постановление 12-го ААС от 10 октября 2016 года по делу № А57-23400/2015. АСМО решил, что требования к поручителю можно предъявить, только дождавшись конкурсного производства. А12-й ААС посчитал, что уже при наблюдении стоит требовать деньги с поручителя. Заложником этой ситуации и стала Анна Кабанова.

Кредит без возврата

В 2013 году "Алмазэргиэнбанк" выдал ее фирме "ПК-Финанс" многомиллионный кредит на три года (сумма вымарана из актов). Поручителем по этому соглашению выступила директор предприятия – Кабанова. Стороны в договоре не указали конкретный срок поручительства, отметив, что оно прекращается после погашения всех обязательств должника.

Компания так и не смогла вернут всю сумму займа, потому что в 2015 году началось ее банкротство (дело № А56-4226/2015). Сначала Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области определением от 22 апреля 2015 года ввел в "ПК-Финанс" процедуру наблюдения. Банк 15 июня 2015 года подал в арбитражный суд заявление с просьбой включить всю сумму долга компании в реестр требований кредиторов, что и было сделано. А 12 октября того же года признал фирму банкротом, открыв в отношении нее конкурсное производство. Тогда кредитная организация решила взыскать долг компании – 53 млн. руб., с поручителя в судебном порядке в августе 2016 года.

Как считать будем

Однако ответчик не согласился с таким требованием, заявив, что поручительство директора уже прекратилось. Кабанова указала на то, что в договоре поручительства не указан его конкретный срок. Следовательно, обязательство ответчика заканчивается, если кредитор "в течение года со дня наступления срока исполнения обязательства не предъявит иск к поручителю" (п. 6 ст. 367 ГК), пояснила Кабанова. По ее мнению, годичный срок надо считать с той даты, когда суд ввел процедуру наблюдения в "ПК-Финанс". Значит, он истек еще в апреле 2016 года, заключила ответчик.

Однако Якутский городской суд не согласился с таким расчетом. Судья Евгений Лукин пояснил, что по закону спорный срок надо отсчитывать с того момента, когда компанию признали банкротом – 12 октября 2015 года (ч. 1 ст. 126 Закона "О несостоятельности (банкротстве)". Следовательно, банк уложился со своим заявлением в предусмотренные 12 месяцев после этой даты (дело № 2-12098/2016 ~ М-11546/2016). Апелляция согласилась с таким выводом Якутского горсуда и оставила его решение без изменений (дело № 33-5908/2016).

А где вы раньше были?

Кабанова не согласилась с актами нижестоящих инстанций и оспорила их в Верховный суд. На заседании в ВС 8 августа 2017 года она явилась лично и продолжала настаивать на своей позиции: "Срок к предъявлению требований банка закончился 22 апреля 2016 года". Она снова уверяла, что год надо отсчитывать с момента введения процедуры наблюдения в компании.

Екатерина Мавлеева, представляющая банк, оказалась краткой и попросила отказать в жалобе Кабановой. Однако именно к истцу у "тройки" судей возникло больше всего вопросов.  

– Почему между введением процедуры "наблюдения" и конкурсным производством вы не могли потребовать деньги с ответчика? – поинтересовался председательствующий Сергей Асташов.

– Понимаете, у банка была устная договоренность с Кабановой, что она будет содействовать погашению этого долга. Однако у нее так и не получилось это сделать, поэтому все закончилось судом так поздно, – объясняла Мавлеева.

– А когда последний раз фирма заплатила по кредиту? – спросил судья Сергей Романовский.

– В декабре 2014 года, – робко ответила представитель истца.

– Так почему же вы не обратились к поручителю сразу, а сделали это лишь спустя почти 2 года? – допытывался Романовский.

– Мы просто исходили из предположения, что если потребуем деньги раньше банкротства предприятия, то нам откажут, – ответила Мавлеева.

ВС выбрал свою дату

Выслушав все оводы сторон, "тройка" судей удалилась в совещательную комнату и спустя несколько минут огласила итог: отменить акт апелляции и отправить дело на новое рассмотрение обратно в Верховный суд республики Якутия.

В мотивировочной части решения судьи ВС указали на то, что задолженность компании по ежемесячным платежам появилась еще с января 2015 года. А ответственность поручителя перед кредитором возникает в момент неуплаты заемщиком даже части долга, подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам ВС (дело № 74-КГ17-12). 

Следовательно, срок для предъявления требований к поручителю нужно исчилсять с 15 июня 2015 года – даты, когда банк подал в арбитражный суд заявление с просьбой включить всю сумму долга компании в реестр кредиторов, решил ВС. Таким образом, кредитная организация не уложилась в законный срок, и нижестоящим судам надлежало отказать ей в иске. 

Эксперты "Право.ru": "Нижестоящие инстанции правы"

Однако до начала заседания в Верховном суде эксперты издания не сомневались в том, что ВС поддержит решения нижестоящих инстанций. По словам адвоката "S&K Вертикаль", Алены Бачинской, основной правовой вопрос в этом споре касается толкования ч. 3 ст. 63 Закона о банкротстве ("Последствия вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения"). Эксперт отмечает, что эта норма содержит положение, согласно которому срок исполнения обязательств должника, возникших до возбуждения дела о банкротстве, считается наступившим, уже когда вводится процедура наблюдения. Вместе с тем в норме есть оговорка, что такое правило применяется только для цели участия в деле о банкротстве, замечает юрист. Так что это положение не относится к договорам поручительства, говорит БачинскаяЮрист КА "Ковалев, Тугуши и партнеры". Роман Крылов добавляет, что подобная позиция подтверждается и в п. 48 постановления пленума ВАС от 12 июля 2012 года № 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством".

Мария Сидорова, руководитель судебной практики АБ "А2.Адвокаты", соглашаясь с коллегами, объясняет, что когда компания входит в процедуру наблюдения, то еще не факт, что ее признают в дальнейшем банкротом. У нас ведь по закону еще предусмотрены такие процедуры, как финансовое оздоровление или внешнее управление, напоминает юрист: "После них должник восстанавливает свою платежеспособность и выходит из банкротства". Пока фирма находится в наблюдении, она не теряет никакой своей правоспособности: может заключать сделки, а гендиректор и сотрудники компании продолжают выполнять свои обязанности, подчеркивает Сидорова.

www.pravo.ru

Вернуться к списку новостей
© 2008–2017 Гильдия риэлторов Московской области.
Все права защищены.
  Яндекс.Метрика